096 86 555 55
Uncategorized

ПЕРЕСТАНЬТЕ БЫТЬ ИДЕАЛЬНЫМИ РОДИТЕЛЯМИ

Психолог Светлана Ройз об опасностях модного теперь детоцентризма и родительского перфекционизма. Многие отцы узнают в этом тексте своих жен. И не только их

Когда я вижу рекламу очередного тренинга «Как стать идеальным родителем» или «Как вырастить послушного/успешного/знаменитого ребенка», то очередной раз мечтаю создать вакцину против этой идеальности. Таких родителей называют «вертолетными идеальными родителями». (Helicopter parent). Часто- «идеальный родитель» — супер-присутствующий в жизни ребенка, но психологически отсутствующий.

Эта метафора появилась в конце 60-х — начале 70-х годов в книге Хаима Гинотта «Между родителем и подростком». Подросток в ней произнес: «Мама парит надо мной, как вертолет…» Вертолетные родители — зависают и нависают над детьми и заботятся, вмешиваются, контролируют, не выпускают из виду. Они, конечно, все делают искренне, и на благо ребенка, и дают, конечно, лучшее, что у них есть… Супер-присутствуя и одновременно по-настоящему — эмоционально отдаленно. Даже, если им кажется, что они знают, чувствуют детей и с ними лучшие друзья.

Идеальный родитель, как и идеальный сотрудник, муж, или жена – это миф, созданный и навязанный обществом. Человек, постоянно сравнивавший себя с идеалом предрасположен к невротической депрессии, часто тревожен, не уверен в себе, напряжён. Он не может расслабиться, редко доволен собой, испытывает чувство вины. Но он удобен, ведь все его чувства — чудесный повод для манипуляций. Там, где есть чувство вины, практически всегда начинается манипуляция. Там, где есть смещение фокуса внимания на внешний объект — теряется ощущение, целостность своего Я.

Я просила «идеальных мам» честно ответить на вопрос: «Что случится самого плохого, если вы не будете идеальной мамой?» Ответы были такими:

— муж разочаруется и, возможно, уйдет к другой;
— меня не будут любить;
— что подумает свекровь/мама/сестра;
— значит, я пойму, что ни на что не способна;
— значит, живу напрасно;
— загрызет чувство вины;
— значит, буду такой, как мои родители;

При чем здесь дети? Получается, что мы используем их, чтобы «собрать лайки» для нашей самооценки от жизни.

Наш миф об идеальности формируется очень рано. Вначале служит посредником, между нами и нашими родителями. Посредником вместо здоровой привязанности и уверенности в том, что нам есть место — в любви, в семье, в мире. А потом оказывается, что это мы служим ему — этому мифу.

На вопрос — «какая мама — идеальная?» Большинство детей отвечают — «моя». Малыши вообще не понимают вопроса. 🙂

А если у них спрашивать «а если до мамы и папы дотронуться волшебной палочкой и они станут волшебными?», дети говорили:
-не будет кричать
— не будет заставлять читать и делать домашние задание
— не будут ругаться друг с другом
-будут все покупать
— будут разрешать играть на телефоне и планшете
— никогда не умрут

Идеала не может быть, мир слишком разнообразен. То, что идеально для одного — совершенно не приемлемо для другого. У каждого ребенка свои уроки, которые ему важно пройти и которые он должен пройти только с «неидеальными» нами. Идеальным родители — высокомерны, оценочны и часто скучны или часто «заигрывают» со своими детьми. Они напичканы цитатами и полезными знаниями, о том, как правильно. Но…

Читайте также. К чему приводит детоцентризм

В одном из интервьюя сказала, что у меня есть мой внутренний ‘антирейтинг» школ Киева. Я создала его после терапевтической работы с детьми. Школа попадала в мой список только, если было много похожих школьных запросов и ситуаций у совершенно разных детей. После этого мне почти каждый день приходят письма с просьбой посоветовать идеальную школу. Я отвечаю, что это невозможно. Потому что для соблюдения «идеальности» важно учитывать слишком многое: район города, психологический тип ребенка, потребности текущего времени для ребенка. Есть школы, в которых ребенку будет очень комфортно эмоционально, окрепнет его самооценка, подтянутся коммуникативные навыки. Но при этом уровень знаний может быть слабее, чем в школе, где он точно будет знать предмет, но будет учиться в условиях жесткой конкуренции.

Между моими детьми 12 лет разницы. И это не только «календарная» разница в возрасте. Между ними 12 лет моей собственной личной терапии. И я не могу пока сказать, что «вирус идеальности», усугубленный диагнозом «ты-ж-психолог», полностью нейтрализован. И практически уверена, что моей младшей дочке будет что порассказать о детстве своему психотерапевту. Несмотря на всю мою проделываемую внутреннюю работу. Спасибо тем, кто мне самой часто напоминает, что детям не нужны идеальные родители, что им вредят наши долженствования и ответственность. Им сложно соответствовать нашей «идеальности», они задыхаются от нашей правильности, давления и ожиданий. Им тревожно и дискомфортно от ощущения нашего «вертолетного зависания» над ними. Просто представьте, что над вами — взрослыми круглосуточно висит вертолет. Нам захочется бежать — так ведь именно это наши дети и делают, убегая в телефоны, планшеты, фантазии, соцсети….

Читайте также. Откуда берутся плохие отцы? Интервью со Светланой Ройз

Если мы «идеальные» родители:
Мы не даем ребенку возможности адаптироваться к реальной жизни.
Мы часто излишне фиксируемся на ошибках и не позволяем ни себе, ни ему ошибаться
Мы не можем расслабиться и теряем контакт с самой жизнью и счастьем.
Мы не в контакте с истинным потенциалом ребенка, мешаем своему ребенку вырасти самим Собой.
Мы часто не даем ребенку успеть ощутить его собственное желание и потребность
Мы часто используем его успехи или ожидаем его успехов, чтобы поднять свою самооценку.
Мы не даем ему насладиться детством
Мы очень устаем и выгораем
И мы часто испытываем чувство вины и ощущение, что чего-то важного «недодали»

И что же делать? Всю эту «вертолетную энергию» на время направить на себя.
Как по мне, на курсах для родителей (или в нашей личной работе с собой) — важна направленность на контакт с самим собой, на лечение своих травм, на знакомство со своим «внутренним ребенком», на трансформацию чувства вины и стыда. В них важны знания возрастной психологии, развитии нервной системы, мозга ребенка, потребностях каждого возраста. Важны игры, песни, творчество — инструментарий мира ребенка. Важны собственные практики для восстановления ресурса и гармонизации. Важен контакт со своим родом. В них опасна скорость, обещания быстрого результата — у внутренних процессов есть свои законы и техника безопасности. Опасно обещание волшебной таблетки от любых «симптомов». Особенно опасна неэкологичность, показушность и ощущение уязвимости в группах. Везде, где есть прикосновение к опыту нашего детства — важна особенная корректность и бережность. И, конечно, опасны манипулятивные схемы — что делать и говорить, чтобы добиться от кого-то чего-то. Это еще больше «заколдовывает» отношения и нас самих.

То, что я написала, уже может быть приблизительным планом работы с собой — на пути от идеальности к компетентности и спокойствию.

От стремления к идеальности и перфекционизма не нужно избавляться полностью. В любом качестве для нас есть та грань, «то его количество», которое может пригодиться. Студентам и клиентам я иногда даю задание проанализировать — преимущества (что я получаю от) этого качества и недостатки (что я теряю, когда его проявляю). Важно не потерять контакт с силой качества.

Мы вкладываем в детей все то, что у нас есть. Часто ожидая взамен благодарность, близость, уважение, доверие. А ребенок часто «возвращает» отстраненность и эгоизм. Может, именно это он и принимает и улавливает «за» нашей «вертолетной идеальностью» и сверх-заботой?

И для оптимизма:
Еврейского мальчика шести лет отдают в школу. На собеседовании его спрашивают, сколько он знает времен года?
Дите на минутку задумывается и уверенно говорит:
— Шесть!
Директор ему намекает:
— А если подумать?
Парень задумывается на минуту и говорит:
— Честное слово, таки больше не помню…
Директор выразительно смотрит на побагровевшую мамашу мальчика и отправляет их на минуточку в коридор. Там мама возмущенно спрашивает мальчика:
— Сёма, и шо таки это было?!
— Мама! — чуть не плача отвечает ей сын, — Я правда не помню больше, кроме Чайковского, Вивальди, Гайдна, Пьяццола, Лусье и Глазунова!